Бесстрашные американские генералы

Как русский Иван стал американским генералом и победил конфедератов

Бесстрашные американские генералы

За два с лишним века своего существования Соединенные Штаты Америки знали тысячи выходцев из России. Но только однажды в истории русский военный дослужился до звания генерала США, «изнасиловал» город Афины в годы Гражданской войны и получил за это благодарность от самого Авраама Линкольна.

Генерала звали Джон Бэзил Турчин, но родился он под именем Иван Васильевич Турчанинов.

Под флагом императора

Иван Васильевич Турчанинов

Иван Турчанинов родился в 1822 году в области войска Донского, неподалеку от Новочеркасска, в семье майора из бедных дворян. Офицеров в роду Турчаниновых вообще было много: дальние предки — донские казаки, дядья сражались в наполеоновских войнах.

Ивана тоже ждала военная карьера: кадетский корпус, артиллерийское училище, служба в Императорской гвардии. Вокруг цвела Россия Николая I по прозвищу «Палкин», славного жесткой дисциплиной, официозным консерватизмом и крутым нравом во внешней политике. В 1848 г. Николай отправил российские войска подавлять революцию в Венгрии.

Среди солдат и офицеров, посланных на помощь австро-венгерскому императору, был и поручик гвардии Турчанинов.

Жизнь шла своим чередом: Турчанинов окончил академию, продвигался по службе, был даже лично знаком с наследником престола, будущим императором Александром II. Когда началась Крымская война 1853-1856 гг., Турчанинов все также служил империи, провел топографическую съемку побережья Балтийского моря, за что получил звание полковника.

В свои тридцать четыре года Турчанинов — молодой успешный офицер, с неплохими карьерными перспективами, которого ждет богатство и дальнейшее продвижение по службе. Проблема была одна: полковника от такой перспективы тошнило.

Иван Васильевич меняет отечество

Судя по переписке Турчанинова с Александром Герценом, российским вольнодумцем и политэмигрантом, жившим в Лондоне, военный был недоволен положением вещей в России: крепостное право, николаевская реакция, подавления восстаний в Польше и Венгрии. Демократически настроенный Турчанинов мечтал жить в стране, где народ сам определяет свою судьбу, и выбрал США, которые в России тогда называли САСШ — Северо-Американские Соединенные Штаты.

На тот момент Штаты были единственным влиятельным (несмотря на свою молодость) государством Запада, официально именовавшимся республикой. В Европе бал правили монархии, по уровню реакционности слабо отличавшиеся от России. После революций и наполеоновских войн Старый Свет, желая стабильности, погрузился в консерватизм, а Турчанинову хотелось свободы.

Я не мог оставаться в Европе… потому, что мне хотелось приглядеться к единственной существующей в наш век республике и удостовериться на деле и своими глазами в так превозносимой ее стоимости.

Из письма Турчанинова Герцену.

В те годы для многих европейцев Америка, освободившаяся от английского владычества, действительно выглядела как сияющий город на холме, государство труда и справедливости.

В 1856 году полковник Иван Турчанинов вместе с супругой, Надеждой Турчаниновой (в девичестве Львовой), покинул Россию, не предупредив об отъезде никого, особенно собственное начальство: официально он лишь отбыл на лечение в Мариенбад, а на деле пересек океан, по пути заехав к Герцену в Лондон. Мыслитель пожелал военному-идеалисту удачи, обронив, однако, на прощанье: «Скучная земля Америка!». Сам Герцен к тому времени уже разочаровался в американской мечте того времени.

Новый мир — новые проблемы

Через какое-то время разочарование пришло и к Турчаниновым, хотя Иван Васильевич не слишком жаловался на судьбу.

Семья купила ферму в штате Нью-Йорк, но не преуспела в сельском хозяйстве, и в итоге Турчаниновы перебрались в Чикаго, штат Иллинойс.

Там Иван Васильевич окончательно сменил имя на Джон Бэзил Турчин, стал инженером-топографом и работал на железной дороге, его жена (теперь Надин Турчин, а не Надежда Турчанинова) посвятила себя медицине.

Все в том же письме Герцену Турчин писал, что благодарен Америке за то, что та опустила его с небес на землю:

Она помогла мне убить наповал барские предрассудки и низвела меня на степень обыкновенного смертного; я переродился; никакая работа, никакой труд для меня не страшен; никакое положение не пугает; мне все равно, пашу ли я землю и вожу навоз или сижу с великими учеными новой земли в богатом кабинете и толкую об астрономии.

Одновременно полковник ругал США на чем свет стоит — в республике, как оказалось, царит та же несправедливость, что в монархиях, только вместо «королевской палки» правит «купеческий карман».

«Эта республика — рай для богатых», — заключал Турчин, оговариваясь, впрочем, что сам хотел познакомиться с Новым Светом и теперь собирается честно трудиться, чтобы завоевать право быть гражданином США, желательно преуспевающим.

В армии сша

Тем временем, в 1861 году новая страна Турчина раскололась надвое. Начиналась Гражданская война Севера и Юга, до сих пор считающаяся главной войной в истории США (что неудивительно — в ней погибло больше американцев, чем в Первой или Второй мировых войнах, не говоря уже о прочих конфликтах).

Аграрный рабовладельческий Юг (Конфедерация) и промышленный, преимущественно свободный от рабовладения Север (Союз) сошлись в битве за будущее страны.

Джон Турчин недолго выбирал сторону: Иллинойс, где он жил, принадлежал к нерабовладельческим штатам — да и не пристало как-то, уехав из России с ее крепостным правом, поддерживать работорговцев.

Узнав о военном опыте инженера Турчина, командование армии Союза пришло в восторг, немедленно дало ему то же звание полковника, с которым он покидал Россию, и вверило в подчинение  19-й Иллинойский пехотный полк, состоявший в основном из добровольцев. Впоследствии полк был включен в состав Огайской (от штата Огайо) армии под командованием генерала Дона Карлоса Бьюэлла, однако отношения с вышестоящим командиром у Турчина не сложились.

Бьюэлл щепетильно относился к неприкосновенности собственности и прав южан (несмотря на то, что Союз объявил их повстанцами вне закона) и регулярно не подчинялся приказам из Вашингтона. Выглядело это двусмысленно, учитывая, что Бьюэлл сам был рабовладельцем, одним из немногих среди северян. Турчин не любил своего командира — зато самого Турчина любили простые солдаты.

Воспитанный российской воинской дисциплиной, Турчин держал в порядке и строгости и собственный полк, что случалось не так уж часто в молодой стране, охваченной гражданской войной.

Но его не боялись, а любили и уважали, в том числе и за нестандартные решения: так, однажды, когда Турчин заболел и не мог вести полк, его возглавила (правда, на марше, а не в бою) его жена Надин, которая сопровождала мужа в качестве полковой медсестры — и тоже пользовалась уважением солдат.

Такой уровень эмансипации оценили бы и современные феминистки, а для XIX века это было что-то невероятное. Впрочем, при всем уважении к мадам Турчин, большую часть времени полком командовал ее муж.

Позже товарищи Турчина по оружию напишут в воспоминаниях:

Он был одним из самых образованных и осведомленных солдат, что знали Соединенные Штаты. Нашу страну он любил больше, чем многие из тех, кто в ней родился.

Штурм Афин и суд

Несколько месяцев полк Джона Турчина, как и вся Огайская армия, с переменным успехом сражался в штатах Теннесси и Алабама:  северяне-янки наступали, южане-дикси огрызались, часто небезуспешно, учитывая, что их поддерживало местное население, партизанившее в тылу северян. На определенном этапе у Турчина, который к тому времени уже провел несколько успешных операций (к примеру, взятие Хантсвилля, Алабама), но не видел серьезных успехов, сдали нервы и он решил показать дикси, что война может быть жесткой.

2 мая 1862 года полк Турчина взял штурмом городок Афины (Атенс — Athens), Алабама, и полковник заявил своим солдатам, что на два часа «закрывает глаза и ничего не видит». Конечно, солдаты радостно принялись грабить город. Кристофер Коулман, американский исследователь Гражданской войны, пишет:

Этот инцидент впоследствии несколько претенциозно назвали «изнасилованием Афин». На деле, ни одна белая женщина не была изнасилована (сложно понять, имеет ли в виду Коулман, что черных женщин насиловали — ред.), не было разрушено ни одно здание, и только некоторых торговцев, о которых ходили слухи, что они помогают партизанам оружием и патронами, пограбили.

Тем не менее, ущерб от грабежей оценили минимум в $55 000, и командование Турчина, в частности, Дон Карлос Бьюэлл, пришло в бешенство.

Турчина отозвали из действующей армии и отправили под трибунал. На суде в Чикаго единственный русский офицер Союза держался независимо — общественное мнение многих северян было на его стороне.

Я постарался, чтобы бунтовщики выучили урок: предательство Союза — ужасное преступление. Мои командиры не согласны с моими планами, они хотят, чтобы с повстанцами обращались нежно и мягко.

Джон Турчин.

Турчину рукоплескали: в Чикаго ждали от военных большей решительности. «Чикаго Трибьюн» назвала Турчина «офицером, который понимает свой долг и осознает опасность восстания, который готов использовать все средства, чтобы подавить его».

В целом, общественное мнение было скорее на стороне Турчина. Бьюэлла и сторонников «войны в мягких перчатках» газеты ругали за нерешительность.

Что важнее, русского полковника поддержал лично президент США Авраам Линкольн.

Осознавая, что Конфедерацию можно победить лишь жесткими методами, Линкольн прямо во время суда присвоил Турчину звание бригадного генерала. Бьюэлла же вскоре отстранили от командования.

Генерал умирает в нищете

Битва при Чаттануге: штурм Миссионерского хребта 25 ноября 1863 г.

Война Турчина продолжалась, но удача нечасто помогала генералу: во время переправки на восток в Виргинию, поезд, на котором ехала бригада Турчина, потерпел крушение, 25 человек погибли, больше сотни были ранены. Впоследствии генерал мрачно шутил, что ни в одном сражении не потерял столько солдат, как во время этого несчастного случая.

Самой успешной для Турчина стала битва при Чикамоге в сентябре 1863 года — его бригада дважды прорвал позиции конфедератов, но общее командование Союза проиграло эту битву.

С другой стороны, бригада генерала Турчина приняла участие в сражении при Чаттануге (ноябрь 1863 года): Союз победил, что сыграло большую роль в грядущем разгроме Конфедерации.

Турчин тогда лично вел своих бойцов в атаку.

Полную победу Союза в Гражданской войне он увидел уже вне армии: после сердечного приступа в 1864 году генерал вышел в отставку и вернулся к беспорядочной жизни предвоенных лет, когда он отчаянно пытался преуспеть в Америке.

Он торговал недвижимостью, писал книги о Гражданской войне и даже помогал основать польскую колонию в Иллинойсе — но все это не принесло его семье процветания.

Бывшим товарищам по оружию даже пришлось выбивать для него небольшую пенсию — но это не слишком сказалось на его материальном положении.

В 1901 году 79-летний, почти нищий и глубоко больной Джон Бэзил Турчин умер в городе Анна, штат Иллинойс. Поклонники конфедератов до сих пор терпеть не могут его за «изнасилование Афин», но для потомков тех, кто вместе с Турчиным сражался за единые США и против рабовладения, он остается героем. Героем со странной и тяжелой судьбой.

Глупый алкоголик и шпион от Бога: как

Бесстрашные американские генералы

Советскую атомную бомбу успешно испытали 29 августа 1949 года на Семипалатинском полигоне. Формально работа Рудольфа Абеля в США была завершена. Его стараниями секрет американской атомной бомбы был раскрыт. Однако после высокой оценки его действий агентурную сеть в США не только не уменьшили, но и, наоборот, решили расширять.

Кадровый состав на следующие 10–15 лет работы Абелю подбирали не только в Москве. Он сам активно интересовался перспективными американцами в институтах и ведомствах, изучал их на предмет возможного сотрудничества.

К концу 1950 года личных дел завербованных и находившихся в разработке людей стало так много, что административная работа занимала почти всё служебное время.

Кандидата в помощники Абелю выбирали из наиболее выдающихся сотрудников КГБ и ГРУ. Поначалу на Лубянке скептически отнеслись к идее привлечь к работе бывших сотрудников военной контрразведки, однако подходящего кандидата нашли довольно быстро.

В 1952 году одобренный “конторой” Рейно Хейханен впервые встретился с Абелем в Нью-Йорке. Однако совсем “чистым” разведчиком Хейханен не был. Его успехи впечатляли.

Даже на фоне Абеля он выглядел уверенно — говорил на четырёх (по другим данным, на пяти) языках, закончил школу криптографии, был первоклассным специалистом по допросу военнопленных, умел вербовать людей и отлично определял потенциальных предателей.

Хейханен активно работал с ГРУ и НКВД в годы войны и был на хорошем счету у начальства — ему доверяли самые сокровенные тайны двух ведомств.

Гений разведки и предатель. Как начальник ГРУ стал суперагентом ЦРУ

При этом Хейханен был совершенно расхлябан и при всех своих талантах чудовищно невнимателен к мелочам, которые могут быть не важны в обычной жизни, но способны провалить агента разведки.

К тому же Хейханен безбожно пил и прикладывался к бутылке всякий раз, как представлялась возможность.

Но на пьянство закрыли глаза, и в начале 50-х Хейханен отправился в США с приличной суммой “подъёмных” денег, выделенных ему КГБ и ГРУ.

Фото © Wikipedia / РИА Новости

В Нью-Йорк Рейно Хейханен прибыл с паспортом на имя Юджина Мака. По этим же документам он жил в Финляндии, где активно занимался выявлением антисоветчиков и предателей.

После знакомства с Марком (таким был псевдоним Абеля в резидентуре) Хейханен приступил к работе и начал активно вербовать приближённых к военным и промышленным кругам агентов. Результативность Вика (под этим именем Хейханен работал в США) поражала — в месяц он мог вербовать по три-четыре человека.

Молодой и активный финн быстро сходился с людьми, умел расположить их к себе и за год увеличил агентурную сеть почти вдвое.

На проколы Вика не обращали внимания, хотя после первого же задания он мог угодить в американскую тюрьму и имел все шансы быть уволенным из органов. В 1955 году он завербовал начальника смены на американской военной верфи Newport News Shipbuilding.

В перспективе такое сотрудничество принесло бы уникальные результаты — на верфях после войны ВМС США строили большое количество современных кораблей, данные о которых пригодились бы и советским корабелам. Получив от агента микроплёнку с данными, Вик спрятал её в муляж долларовой монеты, а затем…

просто потерял. Её нашёл обычный разносчик газет Джимми Бозарт. Находка тут же отправилась сначала в полицию, а затем в ФБР, где её изучением занимались и специалисты из Лэнгли.

Разгадать шифр так и не смогли — над кодом бились лучшие криптографы, но понять примерное содержание агенты американской контрразведки смогли только через пять лет.

В 1957 году Абель докладывает в центр, что его помощник начинает постепенно “слетать с катушек”. Хейханен постоянно пьёт, ходит в публичные дома и не брезгует приёмом запрещённых препаратов, часто даже забывая закрывать явочные квартиры.

Тогда же в центре принимают решение и отправляют в резидентуру Нью-Йорка шифр: “Тётя Дорис хочет съездить на ярмарку”. Для Вика это сигнал к возвращению на родину.

Но для чего его вызывают на самом деле? В шифрограмме центра значилось, что за проделанную работу Хейханена ждут повышение и дача, и почти сразу второй по важности разведчик после Абеля всё понял.

В тот же день он вынес служебные документы из явочной квартиры и поместил их в сейф в одном из банков. Чтобы его не ликвидировали при попытке к бегству, Хейханен схитрил — отправился в Париж, заявив Абелю, что оттуда через Германию попадёт в СССР.

Правда, уже в Париже вместо резидентуры он прямиком отправился в американское посольство, где признался, что работает на советскую разведку. Сотрудники ЦРУ, прибывшие на допрос Хейханена, поначалу не верили своим глазам.

Вместо интеллигента перед ними сидел обрюзгший небритый мужчина с сильным запахом перегара. На правом ботинке Хейханена не было шнурков, и кадровый разведчик угадывался в таком человеке в последнюю очередь.

Хейханена едва не выгнали взашей, однако он вовремя достал монету, в которую была зашита микроплёнка с секретными материалами. Изучив её содержимое, контрразведчики США поняли — они сорвали джекпот.

Почти сразу Хейханен сдал не только своего непосредственного шефа — Рудольфа Абеля, но и ещё одного успешного разведчика Михаила Свирина, работавшего под прикрытием в Секретариате ООН. Казалось, о таком успехе ЦРУ и ФБР и мечтать не могли, но Хейханена будто прорвало.

На одном из допросов он раскрыл ещё несколько советских агентов, среди которых оказались Виталий Павлов — начальник ПГУ (американского отдела нелегальной разведки), Александр Коротков — координатор советской резидентуры в Германии, Рой Родс — “крот” КГБ в АНБ и ВМС США, Элен Собель — жена Нортона Собеля, осуждённого вместе с супругами Розенбергами за кражу атомных секретов США.

Гений-тихоня. Как начальник ЦРУ стал лучшим агентом внешней разведки КГБ

Ущерб, который нанёс СССР Хейханен, до сих пор невозможно оценить.

Некоторые историки и ветераны разведки считают, что его действия принесли больше вреда, чем предательство легендарных агентов Сферы (Адольфа Толкачёва) и Цилиндра (Дмитрия Полякова).

Из-за малодушия и страха перед увольнением Хейханен лишил советскую промышленность важных данных и в результате отбросил технологические достижения военно-промышленного комплекса СССР примерно на десять лет назад.

Впрочем, Хейханену такие заслуги перед США не помогли. Его не поджарили на электрическом стуле за шпионаж в пользу потенциального врага и даже “посадили” на пенсию ветерана ЦРУ, купили приличный дом в Нью-Гэмпшире.

16 февраля 1964 года, уже после того, как на Рудольфа Абеля обменяли лётчика Гарри Пауэрса и студента Фредерика Прайора, сдавший почти всю советскую агентуру в Северной Америке предатель погиб в автомобильной катастрофе.

Его машину вместе с изувеченным телом нашли в одном из обрывов. Официальная версия смерти — отказ тормозной системы.

С мечтой о реванше: как нацистские генералы нато создавали

Бесстрашные американские генералы

Сегодня мы очень часто слышим аббревиатуру НАТО, однако не все знают, что многие высокопоставленные нацисты имели отношение к созданию этой организации

Крупнейший в мире военно-политический блок сосредоточил до 80% мировой военной мощи в своих руках.

После распада СССР и ОВД (Организации Варшавского договора) блок НАТО является самой могущественной в мире военной силой, но при этом известность обретает весьма спорными, подчас преступными акциями.

Югославия, Ливия, Ближний Восток – везде, где отметились натовские военные, распадаются государства, начинаются хаос и беззаконие, сопряжённые с войнами и гибелью людей.

Но сегодня мы хотели бы затронуть вопрос о создании блока, о тех, кто стоял у его истоков. К сожалению, многие из них – наши враги и даже палачи советского мирного населения.

Как заканчивалась война

Вторая мировая война подходила к концу. Многие видные и высокопоставленные немецкие военные и гражданские чиновники, не будучи дураками, совсем не питали иллюзий о её исходе. Уже в 1943 году (а самым упрямым – в 1944-м) стало понятно: рейху войну не выиграть.

Тогда же многие нацистские бонзы начинают искать контакты с западными странами в попытке заключить сепаратный мир против СССР – во избежание «большевистской угрозы».

Действительно, не к нам же – в страну, где они оставили руины городов и сел, вырезали почти 20 миллионов мирных жителей, – им было идти после содеянного.

Слева направо: нацистский эмиссар М. Вайбель и американские генералы Л. Лемницер, Т. Эйри. Аскона, 1945 г. kimedia.org

Довольно широко известен и обсуждается провальный заговор 1944 года с целью убийства Гитлера, а также попытки Гиммлера («верного Генриха», на поверку оказавшегося не таким уж верным) через Швейцарию выйти на американцев и заключить сепаратный мир.

Все эти попытки, к счастью, оказались неудачными, а советская разведка достаточно точно была информирована о действиях немецкой стороны. Но, как мы знаем, союзнические обязательства совсем недолго просуществовали после окончания войны. Уже в 1946 году началась холодная война с подачи бывшего премьера Великобритании У. Черчилля.

А в 1949 году появился новый военно-политический блок западных стран – НАТО. СССР даже пытался вступить в него, но наши недавние «миролюбивые союзники» совсем не горели желанием видеть в нём нашу страну. Начался новый виток противостояния. Советский Союз был вынужден оказывать достойный отпор расширяющемуся блоку враждебных стран.

А у кого мог быть опыт и знания в противостоянии нашей стране? Конечно, у бывших нацистских генералов, как и после Первой мировой тешивших себя робкими мечтами о реванше после разгрома.

«Геленорг»

Пожалуй, самым громким примером такого сотрудничества стала послевоенная жизнь нацистского генерала Рейнхарда Гелена.

Он возглавлял 12-й отдел Генштаба Вермахта – «Иностранные армии Востока» (аналог нашего ГРУ), работал в тесном взаимодействии с абвером и политической разведкой рейха.

22 мая 1945 года предприимчивый генерал с несколькими высокопоставленными членами своего штаба, своим протеже полковником Герхардом Весселем и сотрудниками сдался частям 7-й американской армии.

Рейнхард Гелен в нацистской форме и после войны.

Вот только предварительно Гелен и его подчиненные спрятали в горах Баварии секретные документы, скопировав их в микрофильмы. В надежных тайниках были сокрыты все наработки немецкой военной разведки, данные, агентурная сеть и другие ценнейшие источники информации. Хитрый генерал справедливо полагал, что американцы дадут неплохую цену за эти знания. Так и произошло.

Уже в сентябре 1945 года Гелен встречается с Беделлом Смитом (начштаба генерала Д. Эйзенхауэра), а чуть позже Гелен вместе со своими помощниками вылетел в США, где был принят шефом американской военной разведки генерал-майором Джорджем Стронгом. Нацистам была поставлена задача организовать отдел ЦРУ, который бы специально занимался русскими вопросами.

Алоис Брюннер в форме СС.

Так появилась организация «Геленорг». Туда лично Геленом было отобрано 350 бывших немецких офицеров, включая членов запрещенной организации СС. Например, Алоис Брюннер – бывший начальник лагеря Дранси во Франции, где было убито 140 тысяч евреев. К началу 50-х под командой Гелена служило уже более 4 тысяч офицеров бывшего вермахта и СС.

На их базе была сформирована и ныне существующая немецкая разведка BND (1 апреля 1956 года). Кстати, после отставки Гелена, в 1968 году её возглавил уже упомянутый нами Герхард Вессель. Бывший нацист получал от американцев 6 млн долларов в год содержания, он и передал им всю свою агентурную сеть и многие наработки.

Такой вот сложился «симбиоз» у нацистов и наших «союзников».

Целая когорта нацистов

Вдумчивый читатель спросит, а может, это единичный случай? Может, американцы не знали, кто на них работает, или использовали бывших нацистов нечаянно?

Это не так, учитывая количество сотрудников штаба Гелена, можно сразу отмести эти предположения. Но были и другие «отличившиеся».

Ханс Шпайдель.

Сейчас мы просто перечислим вам тех людей, что долгие годы ковали натовский меч, нацеленный на наши с вами дома, на нашу страну, а не куда-либо ещё.

Ханс Шпайдель – что интересно, участник антигитлеровского заговора. Шпайдель не был осужден и с 1955 года занимал должность начальника управления вооружённых сил министерства обороны ФРГ, в 1957 году произведён в генеральский чин. С 1957 года по 1963 год с подачи Гелена Шпайдель был командующим Объединёнными сухопутными войсками НАТО в Центральной Европе.

Адольф Хойзингер.

На смену Шпайделю пришел ещё один высокопоставленный генерал – Адольф Хойзингер. На Нюрнбергском процессе этот «господин» был всего лишь свидетелем.

В звании генерал-лейтенанта генштаба он принимал участие в разработке планов вторжения в Польшу, Данию, Норвегию, Францию, Нидерланды, Великобританию и СССР. С апреля 1961 года он был назначен председателем военного комитета НАТО.

А на пенсии продолжал быть военным советником канцлера ФРГ. А вот чем он знаменит:

«В отличие от эсэсовских палачей генерал Адольф Хойзингер действовал не револьвером, не плёткой, не «Циклоном-Б». В его приказах были только слова и цифры, но они превращались в карательные операции, в сожжённые дома, в пули и виселицы.

Только за одну ночь с 1 на 2 марта 1943 года в украинском городке Корюковка по приказу Хойзингера эсэсовские каратели расстреляли 6700 человек… Эсэсовцы врывались в дома, полупьяные палачи, озверевшие от крови, расстреливали из автоматов детей и женщин.

Если собрать кровь убитых в Корюковке, то Адольф Хойзингер утонул бы в ней».

Журнал «Огонёк» №8 от 27.02.2012, стр. 53.

Генерал вермахта Ганс Реттигер стал инспектором сухопутных сил бундесвера, бывший командующий 5-м воздушным флотом Люфтваффе генерал Иозеф Каммхубер стал инспектором ВВС ФРГ.

470 бывших офицеров вермахта были приняты в бундесвер на должности полковников и генералов.

2 августа 1956 года Федеральная комиссия по персоналу приняла решение разрешить службу в Бундесвере бывшим эсэсовцам в чине не выше оберштурмбанфюрера (подполковник).

Доктор Эберхард Тауберт вступил в национал-социалистическую партию в 1931 году, и вскоре получил повышение до звания штурмфюрера, последовав за Геббельсом в министерство пропаганды. После войны Тауберт ускользнул в Южную Африку. В 1950 году он вернулся в Германию и поступил на службу в BND. А затем был определён им в НАТО в качестве советника «департамента психологической войны».

Фридрих Гуггенбергер.

И это совсем не полный список. Были и такие люди, как известный ас Герхард Баркхорн, имевший 301 победу, много сделавший для натовской авиации. Известный подводник Фридрих Гуггенбергер, затопивший 17 кораблей британцев и американцев, 4 года занимал пост заместителя начальника штаба командования Объединёнными силами НАТО в Северной Европе.

А сколько сделали бывшие нацистские командующие группами армий, такие как Эрих фон Манштейн или Федор фон Бок, для того чтобы обелить преступную политику нацистского государства в целом ряде своих мемуаров, которые валом стали издаваться в 50-60-е годы, даже нельзя описать.

Во многом именно из-за них мы вынуждены бороться сейчас за сохранение и против искажения нашей военной истории и исторической памяти. И возможно, именно поэтому наше отношение к блоку НАТО настолько однозначное как во времена СССР, так и в нынешние дни. Впрочем, решать вам.

Обложка: pikabu.ru

, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Генерал «Хаос» Джеймс Мэттис: как любитель книг стал кумиром корпуса морской пехоты США

Бесстрашные американские генералы

Патриотические круги американского общества встретили бурей оваций предложение президента Трампа о назначении SecDef’ом отставного четырёхзвёздного генерала Джеймса Мэттиса. Новый хозяин Белого Дома назвал его «настоящим мужиком» и «генералом генералов».

SecDef — принятое в вооружённых силах США сокращение названия должности United States Secretary of Defense, «секретарь Соединённых Штатов по обороне», глава Департамента обороны США. На русский язык обычно переводится как «министр обороны США».

20 января 2017 года Сенат США с редким единодушием — 98  «за», один «против» — утвердил кандидатуру 26-го министра обороны США.

В особый восторг пришли бойцы и ветераны корпуса морской пехоты США. Среди них генерал Мэттис давно стал культовой фигурой, заслужив прозвища «Бешеный Пёс», «Воин-Монах» и «Хаос».

Даже в российской прессе назначение Бешеного Пса встретили с уважением и симпатией — хотя все в курсе его жёсткой позиций относительно политики РФ. Статья о новом главе Пентагона вышла с рисунком карикатуриста Виталия Подвицкого. Вместо обычного зубоскальства про «тупых янки» генерал Мэттис предстал на ней в грозном обрамлении молний с охотничьим ястребом на руке.

( Виталий Подвицкий)

Чем же он обязан такой репутации?

Морпех-книгочей

Джеймс Мэттис не попал на Вьетнамскую войну. Он закончил учёбу в корпусе подготовки офицеров запаса и получил петлицы второго лейтенанта корпуса морской пехоты США в январе 1972 года.

Ещё не началось Пасхальное наступление Вьетнамской народной армии. Оставался почти год до второго «Лайнбекера» и больше года до вывода американских войск. Но «не срослось». К счастью для Америки и печали для её врагов, лейтенант Мэттис не получил шанса встретиться с пулей «гука с дерева».

Уроженца городка Пулман штата Вашингтон ждала долгая карьера офицера мирного времени. Офицером он был не совсем обычным — особенно для корпуса морской пехоты США.

На Джеймса Мэттиса изрядно повлияло воспитание в семье. Сын моряка торгового флота и военной разведчицы вырос в небогатом доме без телевизора — но с множеством книг. Зародившаяся в детстве страсть к чтению сохранилась в рядах корпуса морской пехоты и остаётся с ним по сей день. В том числе в форме личной библиотеки в семь тысяч томов.

«Благодаря чтению ни одна ситуация не застигала меня врасплох, ни одна проблема не выглядела не решённой прежде. Оно не даёт ответы на все вопросы, но освещает темноту дальнейшего пути». Джеймс Мэттис.

При себе у Джеймса всегда есть томик стоицистских афоризмов Марка Аврелия. Фразу «Делай, что должно, и будь, что будет» не случайно часто приписывают последнему великому императору Рима. Она довольно точно описывает суть этой книги — и основу взглядов Бешеного Пса.

Генерал Роберт Скейлз, бывший десантник, интеллектуал и аналитик, описывал молодого Джеймса Мэттиса как «одного из самых учтивых и блестящих людей, кого он встречал в своей жизни».

Джеймс Мэттис прочёл действительно много книг. Умных книг правильных авторов. Прочитанное он усваивает и применяет на практике: и на войне, и в собственной жизни вообще. Одна из его фраз: «Лучший способ улучшить умение вести войну — использовать уроки истории».

Как же этот утончённый книжник умудрился заслужить восторг суровых морпехов и прозвище Бешеного Пса?

Монах-воин

Одно из прозвищ генерала Мэттиса — «монах-воин». Его он заслужил за личный аскетизм, твёрдую приверженность католицизму, увлечение книгами… и отсутствие личной жизни.

От неё он отказался после трагического разрыва с любовью своей жизни Элис Кларк. У них всё было хорошо — но Джеймс постоянно исчезал в командировки. Африка, Ближний Восток, Филиппины, революция в Иране, кризисы поменьше, учения и просто плановая ротация. Планета большая, война холодная, морпехи нужны везде.

Джеймс Мэттис в звании капитана (второй слева), 1978

Элис поставила ультиматум: я или служба. Вскоре её пригласил командир Мэттиса и сказал, что у него на столе лежит заявление об увольнении. Девушка поняла, что ставит Джеймса перед слишком жестоким выбором: между семейным счастьем и военным делом, которому он посвятил жизнь и был предан всей душой.

Она ушла с дороги, разорвав помолвку за три дня до свадьбы.

С тех пор Мэттис и стал «монахом», посвятив всего себя военному искусству со страстью, достойной последнего короля-воина — шведа Карла XII.

Полковник Хаос

Впервые подполковник Джеймс Мэттис попробовал порох настоящей войны в 1991 году командиром 1-го батальона 7-го полка морской пехоты в ходе «Бури в пустыне». Там комбат Мэттис заслужил уважение бойцов за профессионализм, хладнокровную смелость на передовой и умение находить красивые тактические решения.

В звании полковника и должности командира уже всего 7-го полка Джеймс Мэттис получил свой постоянный позывной CHAOS: «Хаос». Это аббревиатура означает «Colonel Has Another Outstanding Solution», «у полковника есть другое охренительное решение».

«На поле боя самые главные шесть дюймов находятся у вас между ушами». Джеймс Мэттис.

Вскоре Мэттис получил звезду бригадного генерала и должность командира 1-й экспедиционной бригады морской пехоты.

А затем был Афганистан, где Мэттис руководил операциями 58-й оперативной группы на юге страны, под Кандагаром. Руководил не из комфортабельного штаба, как мог бы, а пропадая днём и ночью со своими бойцами в бесконечных рейдах, патрулях и боестолкновениях.

Джеймс Мэттис в звании бригадного генерала инструктирует морских пехотинцев в Афганистане

В 2005 году свои впечатления об «Афгане» в напутствии отправляющимся туда морпехам он выразил так:

«Вы отправляетесь в Афганистан. Там вы встретите парней, которые пять лет били женщин за появление на улице без паранджи. Знаете, в таких парнях не остаётся ничего мужского. Зато отстреливать их чертовски весело. Сражаться вообще чертовски весело! Вы знаете, чёрт побери, в некоторых людей стрелять по-настоящему весело. Скажу честно, мне нравится драться».

Сам штурмбаннфюрер Максимиллиан Монтана из аниме «Хеллсинг» в монологе «Господа, я люблю войну» не выразил свою любовь к сражениям лучше.

Дорога на Багдад

Во время вторжения в Ирак в 2003 году генерал-майор Джеймс Мэттис командовал уже всей Первой дивизией морской пехоты: ядром главной ударной группировки войск коалиции.

Во время планирования кампании именно Мэттис предложил решить все проблемы с иракским диктатором путём решительного блицкрига — а не осторожного наступления после масштабной воздушной кампании по образцу «Бури в пустыне».

«Президенту, национальному командованию и американскому народу нужна скорость. Чем быстрее мы с ними покончим, тем лучше. Нашим основополагающим принципом будет скорость, скорость, скорость!». Джеймс Мэттис.

Генерал двигался в боевых порядках своих рвущихся на Багдад войск, прибывших нести демократию народу солнечного Ирака из не менее солнечной Калифорнии. Он и здесь предпочитал быть на передовой, в зоне огневого контакта, лично наблюдая за действиями своих бойцов и противником, не кланяясь пулям, минам и снарядам. Только вместо «чапаевского» белого коня — старый добрый «Хамви».

Морпехи считаются самой «отмороженной» — в хорошем и плохом смысле — частью американской военной машины. Те самые «психи, которым можно и оружие не выдавать». Они, как никто другой, ценят личную отвагу и лихость.

Привыкшие к тому, что старшие офицеры, начиная с майора, сидят в тылу и шлют приказы один тупее другого, морпехи увидели рядом с собой военачальника старой школы. Достойного наследника славы Ли и Паттона. Из тех самых «империалистических агрессоров», кого советские карикатуры рисовали в непременных зеркальных очках-«авиаторах» и сигарой в зубах.

На иракских дорогах, среди песчаных бурь, трупов и сгоревшей техники на обочинах, за бронёй «абрамсов» и LAV-25, в потрёпанных пыльных HMMWV окончательно выковывалась слава генерала Мэттиса как одного из лучших командиров в истории морской пехоты США.

Джеймс Мэттис в звании генерал-майора отвечает на вопросы журналистов, Ирак 2003

Личная отвага и твёрдое, разумное руководство, уважительное отношение к личному составу вне зависимости от чинов подкрепляются практичными, циничными и несколько олдскульными взглядами, близкими большинству морпехов.

Мэттис выражает свои взгляды открыто и публично, с демонстративным безразличием к мнению прессы или ярости прогрессивной общественности от фраз вроде: «Если по вам стреляют из дома — просто сравняйте *****й дом с землёй».

За таким командиром морпехи готовы двинуться даже в ад — сразу походными колоннами всех трёх экспедиционных корпусов, причинять в преисподней демократию посредством превосходящей огневой мощи и попутно коллекционировать уши чертей.

Весной 2003 года Джеймс Мэттис устроил в Ираке классический блицкриг Первым экспедиционным корпусом. Двадцать две тысячи морпехов прошли за своим генералом от кувейтской границы до Багдада и Тикрита 808 километров за 17 дней боёв, сшибая с дороги заслон за заслоном. «Самая глубокая пенетрация в истории Корпуса морской пехоты».

Во время боёв за Багдад с применением инновационной тактики глубоких прорывов в городские кварталы Мэттис не спал 40 часов подряд — как и многие его бойцы.

Это морпехи тоже оценили по достоинству.

Бешеный Пёс Фаллуджи

Прозвище Бешеный Пёс генерал получил не за образцово-показательный блицкриг 2003 года. Оно приклеилось к нему годом спустя, когда он повёл морпехов против мятежной Фаллуджи.

Всё началось с нападения боевиков на машины частной военной компании «Блэкуотер». Четверых её сотрудников убили, тела двоих повесили на мосту. Кадры с ликующей толпой и обгоревшими, искорёженными, изрубленными лопатами трупами американцев оказались на первых полосах мировых медиа.

К тому времени Фаллуджа превратилась в главный оплот растущего сопротивления суннитской части Ирака. В этом городе началось объединение бывших врагов — радикальных исламистов и лишённых власти силовиков Саддама. Спустя десять лет именно оно взорвалось чёрной кляксой на картах Ирака и Сирии.

Пятого апреля 2004 года генерал Джеймс Мэттис привёл к Фаллудже батальоны морской пехоты и танковую роту. Блокировал город, запретив выход гражданских. И, согласно приказу, приступил к его «пацификации».

Джеймс Мэттис разговаривает с командирами, Ирак

Симпатии населения крупного города были на стороне боевиков.

Генерал, перед вторжением приказавший своим бойцам прочитать тысячу страниц тщательно подобранных текстов об особенностях местного менталитета и необходимости не создавать себе врагов ненужной жестокостью, не счёл нужным играть в Фаллудже в гуманизм с уже оформившимся прямым и явным противником. Он предпочёл испытанную веками стратегию устрашения и уничтожения.

Женевская конвенция? Какие глупости на фоне пяти тысяч лет опыта военной истории человечества!

«Не переходите нам дорогу. Иначе те, кто выживут, будут десять тысяч лет вспоминать о том, что мы с вами сделали». Джеймс Мэттис.

Фаллуджу обрабатывали с огромным энтузиазмом изо всех стволов: от автоматических винтовок и пулемётов морпехов до залпов артиллерии, потоков свинца с кружащих над городом ганшипов AC-130 и штурмовиков A-10. Использовались боеприпасы, снаряжённые белым фосфором.

Бомбёжки превращали дома в руины. Обломки мечети Абдель-Азиз аль-Самари погребли десятки человек. Снайперы и марксмены не церемонились в выборе целей. Кто не спрятался, тому не повезло.

Даже пытавшиеся выбраться из города рисковали попасть под огонь с земли и с воздуха.

Количество погибших боевиков и гражданских шло на сотни. На улицах гнили трупы — вопреки всем традициям, их не рисковали убирать и хоронить. В городе было уничтожено электро- и водоснабжение, медицинская помощь тоже практически прекратилась: даже «Красный полумесяц» не добавлял уверенности перед лицом бойцов Мэттиса, взбешённых кадрами с моста.

Защитники Фаллуджи сопротивлялись отчаянно. Решительного взятия города у Мэттиса не получилось. Штурм превратился в четырёхдневные уличные бои с тяжёлыми потерями обеих сторон: сотен боевиков и десятков морпехов. Медленно продвигающиеся вперёд бойцы Мэттиса запечатлевали свои успехи на фото с вражескими трупами.

Журналисты «Аль Джазиры» сделали происходящее достоянием мировой прессы. Разгорелся грандиозный скандал. О прекращении операции в Фаллудже Джорджа Буша попросил даже британский премьер Тони Блэр.

Девятого апреля штурм закончился. Продолжились перестрелки, бомбёжки и артобстрелы. Двадцать восьмого апреля стороны подписали перемирие. Город передали специально созданной бригаде иракской армии, американцы оставляли Фаллуджу.

За эти бои, которые многие не без оснований сочли безнаказанным военным преступлением, Мэттиса и прозвали Бешеным Псом.

Ему и его морпехам прозвище понравилось.

После Ирака Мэттис продолжил карьерный рост, дослужившись до высших четырёх звёзд полного генерала морской пехоты США.

Генерал Джеймс Мэттис

Он принял самое активное участие в модернизации войск США и всего блока НАТО на основе своего боевого опыта и бесчисленных тщательно изученных книг, документов и аналитических отчётов. Именно его перу принадлежат наставления по современной тактике американской морской пехоты.

На посту министра обороны США генерал Мэттис стал одним из главных «ястребов». Он выступает за жёсткую политику в адрес всех противников и конкурентов США: России, Китая, Ирана и всех прочих. А также яростно критикует сокращение расходов на американские вооружённые силы.

«Я пришёл с миром. Я не взял с собой артиллерию. Но я умоляю со слезами на глазах: не пытайтесь меня на***ть, иначе я убью вас всех». Джеймс Мэттис.

По протоколам национальной безопасности США окончательное решение о применении стратегического ядерного оружия принимает Уполномоченное национальное командование — National Command Authority.

Оно состоит из двух человек: президента и министра обороны США.

Сейчас POTUS, президент США — Дональд Трамп. Министр обороны, SecDef — Джеймс Мэттис.

Если в скором будущем винтовка окончательно станет праздником и всё полетит известным курсом, эти двое и будут решать, нажать ли на ту самую кнопку.

Интересно, что в этом случае скажет опыт пяти тысяч лет военной истории?

Мнение редакции не всегда совпадает с мнением автора.

Худшие генералы американской армии | Vo5.org

Бесстрашные американские генералы

Какой был бы мир, если бы все генералы американской армии были великолепными полководцами? Как бы прошли военные компании во Вьетнаме или Ираке, если бы войсками командовал Джордж Вашингтон, Грант Улисс или Джордж Паттон?У каждой нации есть талантливые и бездарные генералы, и Америка не является исключением. Но по каким-то причинам некоторые генералы американской армии проиграли битву с историей.

По каким параметрам определить талант генерал? Определить вкусная или не вкусная еда проще. Одни бы сказали, что победа в битве отражает умение военных. Другие говорили не о победе в сражении, а об успехе в военной компании в целом. Представляем пять худших генералов американской армии:

Горацио Гейтс

Великие генералы, обладающие большими талантами, обычно эгоистичны и амбициозны. Этот главнокомандующий в середине войны за независимость штатов был слишком амбициозен. Бывший британский офицер Гейтс в составе Континентальной армии стал известен во время мощного поражения британской армии в Саратоге в 1777 году.

Многие историки приписывают победу в Саратоге Бенедикту Арнольду и другим людям. Но Гейтс думал иначе, и воображал себя лучше, чем Джордж Вашингтон. Он конечно не первый, кто подумал, что он умнее своего босса. Горацио Гейтс мог обречь американскую революцию на провал.

В самые тяжелые дни противостояния Севера и Юга, когда Континентальная армия Вашингтона была выгнана из Нью-Йорка, и казалось, что звезда короля Георга взошла, участники заговора Томаса Конвея назначили Гейтса командовать американскими соединениями на юге. Его плохие тактические решения привели к тому, что его армия была разгромлена меньшей силой краснокожих и Чарльзом Корнуоллисом в битве при Камдене в Южной Каролине в 1780 году.

Джордж Вашингтон также понес ряд поражений. Но его настойчивость и вдохновение удерживали Континентальную армию на поле битвы и в худшие времена, поэтому его лицо находится на однодолларовой купюре. Если бы Горацио Гейтс продолжил командовать, то жители Америки платили за товары шиллингами.

Джордж Макклеллан

Гражданская война в Америке была фабрикой по производству плохих генералов, таких как Брэкстон Брэгг и Амброуз Бернсайд.

Но хуже всех был Макклеллан, так называемый «Молодой Наполеон», от которого Линкольн и Союз ожидали больших успехов. Джордж Макклеллан был превосходным организатором, инженером, работающим в Вест-Пойнте, который много сделал для создания армии практически с нуля.

Но он был чрезмерно осторожен по своей природе. Несмотря на призывы Линкольна к агрессивным военным действиям, его Потомакская армия продвигалась нерешительно, а ее командующий Макклеллан убеждал себя, что силы южан значительно превосходят его. Хотя если следовать логике, именно Север наслаждался изобилием ресурсов.

Союз мог бы обеспечить людскими и материальными ресурсами свои армии. Но не было хорошей организации производства на фабриках Нью-Йорка и Чикаго. Линкольн знал, что единственный способ проиграть войну, состоял в том, что Север в конце концов устал бы от военных действий и согласился на отделение Юга. В итоге мог произойти раскол Соединенных Штатов.

Улисс С. Грант, который заменил Джорджа Макклеллана, понял это. Он, стиснув зубы, выматывал войска Конфедерации непрекращающимися атаками, пока Юг не смог больше сопротивляться.

 Макклеллан был похож на Дугласа Макартура, который плохо отзывался о своем президенте и главнокомандующем. Улисс С.

Грант оставил политику политикам и сделал то, что нужно было сделать.

Ллойд Фредендалль

Этот генерал известен миру как командующий американскими силами при высадке в Марокко и Алжире. Когда немцы разбили его войска и репутацию на перевале Кассерина в Тунисе в начале 1943 года, Фреддалль всего лишь командовал корпусом. Соединенным штатам повезло, что он не командовал армией.

Возможно проблемы Фредендалла могли свалиться на любого командира. Ужасно неопытные американские солдаты столкнулись ветеранами Африканского корпуса Эрвина Роммеля. Американцам не хватало достаточного количества солдат, снабжения и воздушного прикрытия. Когда в последний раз американским войскам приходилось сражаться под постоянными атаками вражеских бомбардировщиков?

Тем не менее провальные решения Фредендалла заключались в том, чтобы заказать армейским инженерам строительство гигантского бункера в сотне миль от линии фронта. Он также отдавал приказы своим войскам в личном коде, который никто не понимал. Вот пример одного его распоряжения:

Двигай свою команду, т. Е.

Ходячие мальчики, поп-пушки, экипировку Бейкера и снаряжение, которое находится на обратной стороне снаряжения Бейкера, и большие товарищи по М, которые происходят к северу от того, где ты сейчас, как можно скорее. Сообщите своему боссу французскому джентльмену, чье имя начинается с J в месте, которое начинается с D, который представляет собой пять квадратов сетки слева от М.

У катастрофы Кассерина в Тунисской компании были последствия. Это было унизительное крещение огнем для армии США в Европе, и что еще более важно, заставили британских командиров считать своих союзников солдатами-любителями оставшуюся часть войны.

Дуглас Макартур

Возможно он не самый плохой генерал США. Но Макартур процветал на полемике, как тесто поднимается на дрожжах.

Он действительно был способным воином, о чем свидетельствует кампания в южной части Тихого океана и высадка на Инчон в Корее. Но он продемонстрировал очень плохое понимание ситуации и отсутствие инициативы, как когда он был командиром на Филиппинах в 1941 году.

Сообщалось, что японцы атаковали Перл-Харбор и напали на Филиппины, а Дуглас Макартур не отправил свои самолеты атаковать японские аэродромы, оказавшиеся единственной силой, которая могла остановить японское наступление в отсутствие американского флота.

Но его окончательным антидостижением было плохое командование в Корее. Конечно высадка в Инчхоне расстроила начальное северокорейское наступление. Но стремительный успех в Северной Корее оказался провалом стратегических масштабов.

 Продвижение в рассредоточенных колоннах по северной части полуострова дало возможность уничтожать американские соединения по частям.

 А выход к северокорейской границе с Китаем оказался красным флагом для Мао Цзэдуна, который боялся, что американские войска на его границе способствуют вторжению США.

Возможно, Мао вмешался бы в любом случае. Но стратегия Макартура, безусловно, помогла появиться 300 000 китайским «добровольцам», которые нанесли значительный ущерб силам Организации Объединенных Наций.

 Вместо того, чтобы организовать линию обороны вокруг Пхеньяна, которая предоставила бы контроль на большей части полуострова, войска ООН отступили полностью назад в Южную Корею.

Это стало унизительно для американской власти после сокрушительной победы во Второй Мировой Войне.

Наконец, произошли разногласия с президентом Трумэном. Макартур призывал к ядерной бомбардировке Китая и продолжение военных действий его на территории. Но война с КНР могла вовлечь в конфликт с СССР, а это грозило ядерной войной. Когда Дуглас Макартур обнародовал свои разногласия с президентом, Трумэн справедливо отправил его в отставку.

Томми Фрэнкс

Первые дни войны в Ираке в 2003 году должны были уничтожить тоталитарный режим и положить начало строительству новой страны. Но Фрэнкс, командовавший вторжением, ухудшил ситуацию.

Критики говорят, что Томми Фрэнкс и старшие должностные лица, такие как министр обороны Дональд Рамсфельд, придумали план вторжения, в котором использовалось слишком мало войск.

Они считали, что не требуется больших сил, чтобы уничтожить ветхое иракское войско и свергнуть Саддама Хусейна.

Но проведение военных действий в стране такого размера как Ирак требовало больше военного контингента.

Вдобавок генерал американской армии не учел при планировании того, что произойдет на следующий день после ухода Саддама. Америка, Ближний Восток и остальная часть мира по-прежнему пожинают последствия этих упущений.

Прекрасные цветы
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: